На крутом повороте

просмотров: 108

На крутом поворотеВ феврале 1917 г. в России произошла вторая буржуазно-демократическая революция. Николай II отрекся от престола. Самодержавие пало.
Первыми об этом в Рославле узнали рабочие железнодорожных мастерских. 4 марта после митинга они направились в город, где к ним присоединились рабочие маслобойных заводов и других предприятий. Демонстранты разоружили жандармов и городовых, солдаты арестовали начальника гарнизона, освободили политических заключенных. Был создан Совет рабочих и солдатских депутатов.
Буржуазия тоже создала свой орган местной власти - так называемый исполнительный комитет.
В состав первого Совета рабочих и солдатских депутатов вошла группа большевиков во главе с Николаем Николаевичем Конопацким (1882-1955). Он еще в студенческие годы принимал участие в революционном движении. С 1916 г. его революционная деятельность развернулась в Рославле, где он служил врачом в полевом госпитале. Ближайшими товарищами Конопацкого по партийной работе стали солдат пулеметной роты Н. П. Носов и рабочий железнодорожных мастерских И. Р. Винслав. Они и решили в марте 1917 г. создать в городе партийную организацию. Провели митинг, на котором изложили основные положения программы большевиков, и открыли запись желающих вступить в РСДРП, провели через некоторое время организационное собрание.
В Рославльском Совете на первых порах главенствующая роль принадлежала меньшевикам и эсерам. Председателем был избран солдат-меньшевик, а крестьянская секция оказалась в руках эсеров. Большевики повели борьбу против соглашательской политики руководителей Совета. Во время многолюдной демонстрации, организованной Советом 18 апреля (по новому стилю - 1 мая), они выступили с призывом бороться против продолжения Временным правительством империалистической войны, добиваться создания демократической республики и введения 8-часового рабочего дня. Демонстрация проходила уже под большевистскими лозунгами.
Первоначально Рославльская партийная организация была объединенной: в нее входили и большевики и меньшевики. Однако соглашательское поведение меньшевиков подорвало доверие масс к ним, рабочие и солдаты все более приходили к выводу, что только большевики являются настоящими революционерами. К концу лета в парторганизации насчитывалось уже до 300 членов - солдат и рабочих.
Неспособность меньшевиков и эсеров вести борьбу с контрреволюционерами особенно проявилась в дни корниловского мятежа. Накануне выступления контрреволюции в Рославле состоялось заседание Совета, которое было посвящено полугодовщине его существования. Большевики подвергли резкой критике руководителей Совета за соглашательскую политику. Их речи неоднократно прерывались аплодисментами.
Когда было получено известие о корниловском мятеже, меньшевики и эсеры, возглавлявшие Совет, растерялись. Отпор мятежникам организовали большевики. Командование гарнизона подчинилось их требованию, «чтобы ни один солдат, ни одна винтовка, ни один патрон не были вывезены из города без разрешения Совета». На телеграфе установили цензуру. Для разъяснения сложившейся в стране обстановки и того, как в этих условиях вести себя рабочим и солдатам, проводили митинги. Благодаря большой агитационной и организаторской работе большевикам удалось задержать эшелон с корниловской кавалерийской частью. Был создан отряд для борьбы с мятежниками. Ночью в гарнизоне никто не ложился спать: солдаты были наготове, ожидая распоряжения выступить против контрреволюционного мятежа.
Нарастали революционные события и в деревне. Так, в Даниловичской волости крестьяне под руководством большевика, уроженца здешних мест Семена Варфоломеевича Иванова, избранного председателем волостного Совета, отняли помещичьи и церковные земли у их владельцев и передали нуждающимся.
Вскоре С. В. Иванов перешел на работу в Ельню, но Даниловичская волость и после его отъезда оставалась одним из центров крестьянского движения. 29 июня здесь состоялась демонстрация. В ней приняло участие до 2,5 тысячи человек. После шествия состоялся митинг, на котором ораторы призывали бойкотировать распоряжения Временного правительства.
В деревне нарастало движение против эксплуататорского строя и создавались предпосылки для повсеместного перехода власти в руки Советов.
А в Рославле, как и в других местах России, после Февральской революции было двоевластие: Временное правительство представлял временный исполнительный комитет, народ - Совет рабочих и солдатских депутатов.
23 сентября в Совет явились солдаты, недовольные его меньшевистско-эсеровским руководством, и потребовали перевыборов. Выборы были проведены 7 октября, и большевики получили теперь большинство голосов. А через несколько дней его председателем был избран руководитель рославльских большевиков Н. Н. Конопацкий. Революционное настроение в городе и уезде усиливалось.
В последней декаде сентября рославльские железнодорожники, узнав о конфликте их профсоюза с министерством путей сообщения, единодушно поддержали решение Всероссийского союза железнодорожников о забастовке, избрали стачечный комитет. Рабочие промышленных предприятий города готовы были поддержать их. И хотя забастовка не превратилась в мощное выступление (главный стачечный комитет 27 сентября телеграфировал из Петербурга на места о возобновлении работ), она свидетельствовала о напряженной обстановке в стране.
Несмотря на сравнительно небольшую численность Рославльской большевистской организации, авторитет ее рос с невиданной быстротой. Еще до того, как руководство Советом перешло в руки большевиков, они по воле избирателей заняли прочные позиции в ряде других выборных органов. Наибольшее число голосов за большевиков было подано на выборах в городскую думу. В сентябре началась подготовка к выборам в Учредительное собрание, которое буржуазия пыталась использовать в борьбе против народа. Рославльские большевики активно работали среди избирателей, разоблачая антинародную суть предвыборных обещаний буржуазных и мелкобуржуазных партий. Выборы в Учредительное собрание на Смоленщине закончились блестящей победой большевиков.
Большую роль в политической жизни Рославля и уезда играли солдаты. Военная секция Рославльского Совета 11 сентября приняла резолюцию, в которой содержалось требование дальнейшей демократизации армии и решительного омоложения командного состава и штабов, то есть замены царских офицеров людьми, преданными народу. Через неделю военная секция переизбрала свой руководящий орган: председателем президиума секции стал Н. П. Носов, секретарем - Д. В. Клочков (оба большевики).
Организаторская и агитационная работа велась большевиками в разной форме. Большую роль в этом деле играли массовые организации рабочих и крестьян, и прежде всего Совет. Он имел свой печатный орган - газету «Известия Рославльского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов», которая пользовалась большой популярностью среди населения.
До самых глухих мест доходило устное слово большевистских агитаторов. В уездном центре рославльские большевики организовали «политгородок». Здесь был открыт киоск для продажи партийных газет («Правда», «Социал-демократ» и др.), действовала постоянно пополняемая новыми материалами выставка плакатов и диаграмм.
Среди крестьян вели агитацию рабочие - члены землячеств, созданных в Петрограде и Москве. В первых числах октября в Петрограде состоялось собрание рабочих - уроженцев Рославльского уезда, на котором обсуждался вопрос о поездке в родные деревни для оказания помощи крестьянству в борьбе за установление Советской власти.
Рославльский комитет большевиков работал под руководством Центрального Комитета и Московского областного бюро партии, был связан со смоленскими большевиками. Сохранился ряд писем Н. Н. Конопацкого в ЦК и ответов на них. От имени своей организации он информировал о положении дел в городе и уезде, об успехах и недостатках в работе, просил прислать то лектора, то опытного партийного работника для занятия ответственного поста, сообщить подробности о предстоящих партийных курсах, чтобы послать на них своего товарища. Не всегда была возможность оказать Рославлю помощь людьми (в опытных партийных работниках, пропагандистах и лекторах нуждались везде). Но в тех условиях, когда партия, рабочий класс решали такие задачи, которые никогда в истории не приходилось решать ни одному отряду международного рабочего класса, ни одной партии, очень важна была помощь советами, указаниями, рекомендациями.
Большинство населения поддерживало революционные преобразования, чем объясняется та сравнительная легкость, с какой в России победила Великая Октябрьская социалистическая революция. Прошло всего несколько дней после победоносного вооруженного восстания в Петрограде - и власть большевистских Советов была установлена в важнейших административных и промышленных центрах.
Днем установления Советской власти в Рославле является 27 октября. Н. Н. Конопацкий вспоминает о том историческом времени: «В конце октября образовали ревком в составе Конопацкого, Носова и Клочкова. Сидим в Совете круглые сутки. На телеграфе дежурит специально выделенный комиссар. Наконец Смоленск сообщил о победе революции в Петрограде и образований Совета Народных Комиссаров. Вскоре получены были первые Декреты Советского правительства о мире, о земле. Мы немедленно перепечатали их в Рославльской типографии и расклеили по городу, распространили в полках, разослали по уезду».
Рославльчане оказали помощь в борьбе за власть Советов в других местах. Рославльский ревком задержал и разоружил три воинских эшелона, следовавших на подавление революции в Москву.
В Рославльский Совет, как вспоминал Н. Н. Конопацкий, обратилась группа солдат, высланных за большевизм с Полотняного Завода после контрреволюционного переворота в Калуге 19 октября и захвата Совета белогвардейцами. Солдаты просили снабдить их оружием и дать направление на Полотняный -Завод, где были артиллерийские мастерские, в которых они работали. Они ручались, что выбьют белогвардейцев. Рославльский Совет решил организовать сборный отряд, в который были включены как солдаты, так и красногвардейцы. Под руководством Д. В. Клочкова и Н. П. Носова отряд, командированный в Калужскую губернию, блестяще выполнил свою задачу. После этого он двинулся на юг и в Курске разоружил английский бронепоезд.
Завоевав власть, трудящиеся начали строить новую жизнь. Но делать это приходилось в трудных условиях. Империалистическая война подорвала народное хозяйство. Сократилось поголовье скота, прежде всего лошадей. Ухудшилось снабжение населения продовольствием. Спекулянты, пользуясь этим, взвинчивали цены на товары первой необходимости. Уездный комиссар по гражданским делам обратился к населению с призывом сообщать органам Советской власти о спрятанных спекулянтами запасах хлеба, картофеля, мяса, фуража, топлива, о фактах самогоноварения и т. д. Основная масса народа поддержала усилия властей по укреплению революционных завоеваний.
Но не дремали и враги Советской власти. Стремясь посеять недоверие к ней, подогреть недовольство части населения естественными трудностями, они не гнушались никакими средствами, пытались даже захватить город. 18 апреля 1918 г. на базаре прогремел провокационный выстрел, послуживший сигналом для выступления контрреволюционных сил. Вооруженная толпа мятежников разоружила 40 красногвардейцев и открыла стрельбу по воинскому эшелону, а затем направилась к зданию Совета, намереваясь учинить в нем погром. Уцелевший отряд Красной гвардии преградил мятежникам путь к центру города. В результате вооруженного столкновения с обеих сторон были убитые и раненые.
Вечером стороны, не располагавшие перевесом сил, согласились прекратить перестрелку до утра. Идя на «перемирие», белогвардейцы рассчитывали на помощь извне: они послали телеграмму брянским контрреволюционерам с просьбой о высылке подкрепления.
Рославльские большевики за несколько часов сумели мобилизовать и вооружить преданных Советской власти людей и тем самым значительно пополнить красногвардейский отряд. Это позволило окружить и обезоружить контрреволюционеров еще до наступления утра. Операция была проведена так стремительно и умело, что белогвардейцы не смогли сделать ни одного выстрела.
Не добившись успеха вооруженным путем, контрреволюционеры изменили тактику. Они стали проникать в советские органы, комитеты бедноты и даже в местную партийную организацию и вести подрывную работу изнутри. А пробравшиеся к .власти кулацкие и другие враждебные элементы пытались саботировать мероприятия Советов, брали взятки, поощряли самогоноварение, помогали кулакам укрывать излишки хлеба, самовольно освобождали эксплуататоров от налогов и реквизиций.
В борьбе с происками антисоветских сил в деревне большую роль сыграли комитеты бедноты. Значительная часть их возникла сразу же после опубликования декрета о комбедах (июнь 1918 г.).
Комбеды брали на учет хлеб, в том числе еще несжатый. Боролись против попыток кулаков припрятывать зерно и душить Советскую власть голодом. Так, например, комитет бедноты Луговской волости взял на учет весь стоявший в поле хлеб и заранее решил, сколько будет оставлено зерна каждой семье (по числу едоков), а сколько сдано по продразверстке. Затем принял решение отобрать у кулаков лошадей, которых они пытались утаить от учета, и отправить их для нужд Красной Армии. Члены комитета разоблачали тех, кто распространял клеветнические слухи.
Иногда ареной классовой борьбы становились и сами комитеты бедноты. Так, кулаки деревни Прилеповки Полуевской волости, воспользовавшись отлучкой председателя комбеда (его вызвали в Рославль), самочинно собрали сходку, на которую большинство бедняков приглашено не было. На ней избрали председателем комбеда... кулака, а чтобы сохранить видимость законности, силой заставили поставить подписи под протоколом присутствовавших на сходке бедняков (их всего было трое, в том числе - двое неграмотных).
По территории Смоленской губернии в годы гражданской войны линия фронта не проходила. Но обстановка была, по сути дела, прифронтовой. В 1919 г. Деникин захватил Орел, подступал к Туле, угрожал Москве. Возникла опасность проникновения конницы Мамонтова в пределы Смоленщины. По приказу губернского военного комиссара во многих уездах, в том числе и Рославльском, были приняты срочные меры по подготовке их к обороне. Формировались отряды самообороны.
В Рославле в это время размещались воинские части и госпитали. Население уезда снабжало их хлебом и другими продуктами питания, а многие горожане помогали медицинскому персоналу госпиталей ухаживать за ранеными. Оказание всяческой помощи Красной Армии было одной из главных забот уездного комитета партии, Совета, всех городских и сельских трудящихся.
Тысячи рославльчан героически сражались против интервентов и белогвардейцев на фронтах гражданской войны, многие из них отдавали свои жизни, защищая завоевания Великой Октябрьской социалистической революции. Для охраны порядка в уезде и для борьбы с контрреволюцией на его территории была сформирована часть особого назначения (ЧОН). Уездный комитет партии провел несколько мобилизаций коммунистов и комсомольцев.
Сплочение сил революционной молодежи в Рославле начаалось сразу же после Февральской революции. А после победы Великого Октября была создана молодежная организация союза «III Интернационал», которая стала надежной опорой партийного комитета. Весной 1919 г. был избран уездный комитет РКСМ.
На I губернском съезде РКСМ, состоявшемся 23-27 июня 1919 г., Рославльскую комсомольскую организацию представлял Клавдий Шанин. Он был избран в состав первого губкома РКСМ.
После губернского съезда РКСМ молодежное движение охватило и деревню. Удивительна самодеятельность крестьянской молодежи. Юноши и девушки сами стремятся к организации, сообщалось в губком РКСМ. В деревне Ново-Максимково Гореновской волости молодежь несколько раз устраивала собрания, обсуждала Устав и Программу Российского Коммунистического Союза Молодежи. Сейчас там имеется организация РКСМ из 16 человек. Зарегистрирована организация молодежи в деревне Никитине Ворошиловской волости, которая возникла 12 июня 1919 г. Состав - 22 человека (все крестьяне), из них одна девушка. В эти две организации уездный комитет РКСМ выделил литературу.
II губернский съезд РКСМ, собравшийся в сентябре 1919 г., обсуждал вопрос о задачах молодежной организации в связи с положением на фронтах гражданской войны. Страна находилась в опасности, и все комсомольцы рославльских железнодорожных мастерских выразили желание отправиться на борьбу с врагами Советской власти. В боях с белогвардейцами и с иностранной интервенцией особо отличились рославльчане С. Н. Орловский, С. Е. Грибов, В. М. Войцеховский.
Сергей Николаевич Орловский (1891-1935) родился в Рославле. В 1914 г. закончил юридический факультет Московского университета, был мобилизован в армию, направлен на румынский фронт. В окопах вел активную революционную работу среди солдат. В 1918 г. вступил в партию большевиков и добровольцем ушел в Красную Армию.
С. Н. Орловский служил в штабе К. Е. Ворошилова, принимал личное участие в боях. Награжден двумя орденами Красного Знамени. С 1930 г. Орловский был генеральным прокурором РККА.
Именем С. Н. Орловского названа одна из улиц Рославля.
Сергей Ефимович Грибов (1895-1938) тоже родился в Рославле. Во время первой мировой войны был удостоен нескольких боевых наград и стал георгиевским кавалером.
В 1918 г. С. Е. Грибов вступил в Красную Армию, был назначен помощником командира 65-го стрелкового полка, сформированного в Рославле, затем командовал 72-м стрелковым полком, 23-й стрелковой бригадой, участвовал в ликвидации кулацко-эсеровских банд на Смоленщине, воевал против петлюровских войск на Украине. За боевые заслуги в войне с панской Польшей С. Е. Грибов был удостоен трех орденов Красного Знамени. В конце жизни он, имевший к тому времени звание комкора, командовал Северо-Кавказским военным округом, был членом Военного совета Наркомата обороны СССР, членом ЦИК СССР. Его именем названа улица в Рославле.
Уроженец деревни Хорошово Валентин Михайлович Войцеховский (1899-1966) вступил в партию большевиков в 1918 г., активно работал по укреплению Советской власти в родных местах. В марте 1919 г. добровольцем ушел на фронт. Сначала был конным разведчиком, а затем командовал кавалерийским полком. С 1921 г. в течение нескольких лет был в Военном совете армии Монгольской Народной Республики. С 1926 по 1940 г. работал в органах безопасности, а затем до ухода на пенсию - в Челябинском горисполкоме.