Особое мнение судьи Кононова

просмотров: 131

Особое мнение судьи КононоваНастоящее издание включает собрание особых мнений судьи Конституционного суда РФ в отставке А. Л. Кононова по делам, рассмотренным Конституционным судом РФ с 1992 по 2009 г. Это первая публикация подобного рода.

Особое мнение — предусмотренная Законом «О Конституционном Суде» возможность судьи в случае несогласия его с большинством изложить свою позицию публично в отдельном документе, что предполагалось как одна из гарантий самостоятельности и независимости судьи. Первоначально особые мнения публиковались вместе с решением суда, однако потом закон был изменен ради сохранения авторитета судебного решения, и обязательность опубликования особого мнения сохранилась лишь для журнала «Вестник Конституционного Суда».

Представленные особые мнения отражают почти 20-летнюю историю становления конституционной юстиции в РФ, затрагивают все наиболее известные и обсуждаемые его решения, такие как «Дело КПСС», «Указ Президента № 1400», указы, послужившие началу Чеченской войны, дело о назначении губернаторов, закон о митингах, жалоба Ходорковского и др.

ПРЕДИСЛОВИЕ


Я держу в руках рукопись книги «Особое мнение судьи Кононова», и она вызывает у меня трепет. Трепет ученика перед Мастером, трепет высочайшего человеческого уважения к мужеству, стойкости и профессионализму автора...

12 июля 1991 г. законом РСФСР «О Конституционном Суде» был создан республиканский Конституционный Суд РСФСР, первый состав которого из 13 судей был избран Съездом народных депутатов РСФСР 30 октября 1991 г. Некоторых из этих судей, к сожалению, уже нет в живых — Эрнеста Аметистова, Владимира Олейника, Николая Витрука. Многие по возрасту прекратили свои полномочия и сейчас являются судьями в отставке: Николай Ведерников, Тамара Морщакова, Виктор Лучин, Олег Тиунов, Николай Селезнев. К 2016 г. в составе Конституционного Суда России из этих 13 судей осталось всего трое — Валерий Зорькин, Гадис Гаждиев и Юрий Рудкин.

Нужно понимать разницу между судьями первого состава и судьями, пришедшими в суд позже. Если сейчас они назначаются на должность Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации, когда у палаты парламента нет альтернативных кандидатов, то судьи первого состава были именно избраны, причем на альтернативной основе. Каждый из них доказывал свою высочайшую юридическую квалификацию в непростой дискуссии, выступая перед весьма требовательным и неоднородным составом Съезда. Сегодня такое представить себе трудно. И понятно, что избранный судья отличается от назначенного.

Этому первому составу судей пришлось работать в условиях tabula rasa — чистой доски, когда еще не было ни отлаженных процедур, ни наработанной практики суда, ни имплементации европейского права в российскую правовую систему. Более того, Суд начинал работать при одной Конституции, а продолжать пришлось на совершенно новом кардинально изменившемся правовом поле. Им было трудно. И они молодцы. У них не было единогласия. Они не боялись высказывать особые мнения, которые были неотъемлемой частью решения суда и публиковались вместе с ним во всех источниках официального опубликования (в «Российской газете» и в «Собрании законодательства Российской Федерации»). Теперь этого нет. Теперь особые мнения судей публикуются только в Вестнике Конституционного Суда, потому что однажды кто-то решил, что плюрализм мнений в суде — это лишнее знание для широкой публики.

Хотя на самом деле наличие особых мнений вовсе не свидетельствует о конфликте внутри суда. Это нормальная демократическая процедура выработки судебного решения, благодаря которой граждане страны могут получить представление обо всех позициях, существующих у судей. Напомню, что решение Конституционного суда не может быть оспорено нигде. Кроме того, по закону судьи КС не имеют права публично высказываться ни по каким вопросам, которые могут стать предметом рассмотрения суда. То есть у них априори запрет на высказывания. Единственное, что они могут сделать –выразить свое особое мнение, в случае несогласия с решением. В суде первого состава особых мнений было много. Их высказывали и Виктор Лучин, и Борис Эбзеев, и Владимир Олейник, и Тамара Морщакова, и Гадис Гаджиев, и, особенно, Николай Витрук. И все же лидером по особым мнениям был Анатолий Кононов. Но в те годы на фоне своих коллег он хоть и выделялся, но не слишком.

Состав Конституционного Суда постепенно менялся. Чем меньше в нем оставалось судей первого набора, тем меньше становилось особых мнений. И однажды пришло время, когда Кононов остался единственным непокорным судьей с вызывающе большим числом собственных публично высказываемых правовых позиций. То есть он превратился в эдакую «белую ворону» на фоне более или менее осторожного судейского состава. И однажды эта ситуация взорвалась.

1 декабря 2009 г. Совет судей России принял самоотвод судьи Владимира Ярославцева из состава Совета судей и его Президиума, где он представлял Конституционный Суд, а судья Анатолий Кононов подтвердил что 1 января 2010 г. досрочно сложит свои полномочия. Поводом для отставок послужили претензии в нарушении судейской этики, которые впервые в истории пленум Конституционного Суда предъявил судьям Кононову и Ярославцеву в связи с их интервью, содержавшим критику российской судебной системы. Насколько мне известно, Анатолию Кононову предъявили претензии в том, что он больше правозащитник, чем судья. Однако, что в плохого, если специалист, видя нарушение права и имея собственную точку зрения, выражает ее? Ведь только в споре рождается истина. Если спора нет, если нет состязательности, то какой же это суд?

В общем, в Конституционном Суде произошло ровно то, что сегодня происходит с судебной системой в целом. И не столько Президент здесь виноват, сколько само судейское сообщество, которое просто замкнулось само в себе и закуклилось. Квинтэссенцией его состояния являются слова представителя квалификационной коллегии Волгоградской области в Верховном суде о том, что судья — это не независимый человек, а винтик системы. Это было сказано на процессе о лишении полномочий федеральной судьи Елены Гусевой, осмелившейся не согласиться с указаниями начальства о предварительном согласовании выносимых судебных решений…

А особые мнения судьи Кононова — вот они. Блестящий правовой материал для изучения и исследования. Для студентов, практикующих юристов, ученых и будущих судей, которые рано или поздно воспримут традиции лучших представителей первого Конституционного Суда России.

Браво, Анатолий Леонидович!

Елена Лукьянова, доктор юридических наук