главная статьи фото видео форум
 



просмотров: 255

Ёлка у Лениных

Эту историю поведала тётя Наташа в ночь перед Рождеством, когда мы по своему обыкновению собирались в старом Зеленецком дедовском доме. Жарко пылала печь, мама настряпала пирогов, мы сидели за столом и ёлка, украшенная свечами, создавала ту неповторимую прелесть и уют, которые помнишь с детства. Разговоры велись разные. Вспоминали и дни давно минувшие и нынешние. В углу посверкивала дедовская икона под стеклом.
Вдруг тётя Наташа задумалась и сказала: «А хотите, я расскажу вам историю, которая случилась в начале 20-х годов, мне тогда не было и пяти лет, но я хорошо её запомнила. Был такой же вот вечер под Рождество. В доме было темно и скучно. Давно нетопленная печь уже не грела. И не было дров, чтоб протопить её. Четверо детей: Саша, Тамара, Вера и я, закутавшись во что попало, сидели тесно прижавшись друг к другу, и ждали маму. Вот скрипнула дверь, едва отворилась – и наша мама, всегда такая добрая и красивая, лучше которой не было на свете, вошла в дом. Мы сразу по голосу её почувствовали, что и в этот раз она пришла без утешительных вестей. Безнадежно грустен был её голос, опять нет вестей от папы, что с ним, где он, всегда такой добрый и хороший наш папа… Злые люди, пришедшие ночью, увели его от нас и после этого никто не может сказать, что с ним случилось…
Спустя годы мы узнали, что отец наш, мировой судья Устьсысольского уезда, дворянин Ленин Леонид Александрович был арестован ЧК и расстрелян. А двухэтажный дом по улице Троицкой (ныне улица Ленина), купленный на сбережения отца, был конфискован. «Хватит, пожили в хоромах, пора и честь знать, - сказали заселившиеся в отцовский дом бойкие девицы из ЧК, - Теперь наша власть и мы будем жить здесь коммуной». Нагрузив в детские санки кое-какие вещи, мы пошли по городу в поисках жилья. Прежние хорошие знакомые, едва завидев нас, покрепче закрывали ставни, затворяли ворота, а при встрече не здоровались, старались не смотреть, отводили глаза, хотя в прежние времена часто можно было их видеть в нашем доме, всегда гостеприимном и приветливом. Но сейчас все стали сторониться, как бы чего не вышло. «Всё же семья врага народа. Как-то посмотрят новые власти, если мы пустим их в свой дом», - думал каждый из них».
Так обошли мы полгорода, пока какая-то бедная старушка не сжалилась над нами и впустила нас в свой полуразрушенный дом. Место для нас нашлось в маленькой кухонке. Но мы были рады и этому жилью. Мама, распродав и обменяв на продукты вещи, какое-то время поддерживала себя и нас. Но вот уже второй день нечего было выменивать, и она вновь пришла с пустыми руками. Мы с жалостью смотрели, как мама зажгла лучину, подошла к образу Божией Матери и, помолившись, сказала нам:
- Дети, просите Богородицу, больше нам не на что надеяться…
Помолившись, поделили последний сухарь на четверых. Мама взяла в руки книгу и стала читать нам, чтоб скорее забылись и уснули. Я, заслушалась сказку, уже начала дремать, как тут сквозь сон послышался стук в заиндевевшее окно. Вначале все подумали, что это нам только показалось, но тут стук раздался сильнее. Мама накинула платок и пошла отворять дверь. Кто бы это мог быть в такую пору? Тут дверь широко распахнулась, и весь в клубах пара с мороза ввалился в дом большущий мужичище в овчинном тулупе, лохматой шапке, больших валенках. Мы, завидев это «чудовище», ещё больше прижались друг к другу, сидя на печи. А мужик забасил своим громким голосом:
- Что же это Вы, Ольга Николаевна, в такую стужу и печь не затопили, вона детки Ваши, как пичужки дрожат от холода? А я прослышал вот, что защитник наш Леонид Александрович пропал без вести, и решил с женой, - не простит нам Господь, если не пособим Вам с малыми детками в трудную минуту… Ведь он меня от верной каторги спас тогда. Вот снарядила меня моя старуха, припасы кое-какие положила в мешок…
И стал из большого заплечного мешка, поставив его прямо на пол, выкладывать всякую всячину: окорок мясной, шаньги-пироги деревенские, картошку печёную и брюкву. Сказочным богатством показались нам, детям, все эти немудрёные деревенские припасы.
- Вот Вы тут пока разбирайтесь, а я выйду, разгружу Вам из саней дровишки. Что за жизнь в студёную зимнюю пору без дров!
И вышел на улицу. Через некоторое время втащил охапку дров в дом, бросил у печи, сам растопил быстро печь. Жаркое пламя вспыхнуло и теплом обдало счастливые лица детей. Но это ещё не всё. Он ещё раз вышел во двор и зашёл с зелёной пушистой ёлкой.
- А это вам, детишкам, на радость, я срубил по пути из Шошки. Какое же Рождество без ёлки? Посмотрите, какая она пушистая и вся усыпана шишками, такой красавицы и у царских детей не бывало!
И сразу же маленькая кухонька наполнилась ароматом еловым и ещё чем-то позабытым. Мама на радостях раскраснелась, скинула с себя платок, стала такой же красавицей, какой мы её знали раньше. Сунув нам по пирогу, она оживлённо и радостно приговаривала:
- Слава Тебе, Господи, услышала Божия Мать молитвы бедных детей.
Потом стала рыться в корзинах, вытаскивать лоскутки, какие-то блестящие тряпки (остатки прежней роскоши), и тут же давала нам занятия: кому какие игрушки делать на ёлку, кому какой костюм мастерить. А сама хлопотала у печки, разогревая то одно, то другое. Ароматы давно забытых яств перемешались с ароматом хвои. И давно забытые дни, как в волшебной сказке, ожили в нашей памяти, и казалось, что это добрый волшебник устроил нам этот праздник. Вскоре праздничный стол был накрыт, свечи зажжены, и ёлка, украшенная нашими самодельными игрушками, показалась нам во всём своём блеске. Все сели за стол. Мужичёк с умилением глядел на нашу радостную возню и только, смахнув непрошенную слезу, проговорил:
- Недосуг мне, Ольга Николаевна, долго засиживаться. Дорога дальняя. Заждалась поди меня моя старуха. А Вы уж не обессудьте, коль, что не так. А милости супруга Вашего, Леонида Александровича, мы вовек не забудем. Справедливый был человек.
И так же незаметно, как пришёл, исчез в темноте. И если бы не жарко полыхающее пламя в печи, и не зажжённая ёлка, и не накрытый праздничный стол, могло бы показаться, что всё это нам снится. Но нет, всё было наяву.
И ещё долго, всю жизнь эта внезапная радость, принесённая в ночь под Рождество, согревала и вселяла нам надежду, что чудо есть и оно возможно, пока люди помнят добро».
***
Примечание:
Тётя Наташа доводилась двоюродной сестрой моей маме. И хотя, как выяснилось позже, по крови они не были родными. Иван Михайлович Попов, родной брат моего деда, усыновил Наташу, женившись на её матери Ольге Николаевне Лениной в середине 20-х годов.
Родной отец Наташи, Ленин Леонид Александрович, был арестован с группой общественно-политических деятелей из Усть-Сысольска, обвинённых в организации восстания против советской власти и агитации за Временное правительство. 24 сентября 1918 года по приговору Котласского полевого трибунала при штабе командующего Котласским укрепрайоном А.И.Геккерна, группа из 8 человек была расстреляна. В декабре 2006 года все, проходившие по делу, были реабилитированы Прокуратурой Архангельской области.
Ольга Николаевна прожила долгую жизнь. Скончалась в 1975 году, похоронена на городском кладбище Сыктывкара. До 1960-х гг. она жила в доме, купленном её вторым мужем Поповым Иваном Михайловичем, по улице Интернациональной 108. Моя мама часто навещала её в этом доме. Жила она с дочерьми Тамарой и Натальей. Я помню её уже в очень преклонном возрасте, но и тогда она поражала меня своей речью, манерами и благородством. Позже я общалась с тётей Наташей, она часто приезжала к моей маме в Зеленец. Помню её представительной статной дамой. В её квартире по улице Советской сохранялся дух времени начала ХХ века. Мебель, картины на стенах в золочённых рамах, всё напоминало прежний уклад жизни. Благодаря тёте Наташе сохранились многие семейные документы и предания. Она любила рассказывать и показывать старинные фотографии. Гордилась своим отцом и отчимом.
Ольга Николаевна рассказывала детям, что их семья имеет прямое отношение к появлению самого знаменитого псевдонима Владимира Ильича Ульянова. Родоначальником Лениных был Иван Постник, по прозвищу Губарь, енисейский казак, живший в первой половине ХVII века. Он командовал отрядом казаков, действовавших в Восточной Сибири, основал Якутский острог и Жигановское зимовье на Лене, Верхоянское зимовье на Яне и зимовье Зашиверск на Индигирке. За это был пожалован дворянством, поместьями в Вологодском крае и фамилией Ленин.
Судбьба потомков этого рода трагически пересеклась с судьбой В.И.Ульянова. Дядя Леонида Александровича Ленина, - Николай Егорович Ленин умер 1900 году, а незадолго до этого, его дочь, Ольга Николаевна, которая была знакома с Надеждой Константиновной Крупской, передала паспорт умирающего отца Владимиру Ильичу Ульянову. С тех пор Владимир Ильич стал печататься под псевдонимом Н.Ленин.
Тётя Наташа (Попова Наталья Ивановна) умерла 25 декабря 1990 года. Детей у неё не было. Похоронили её соседи, по её желанию, на Шошкинском кладбище.

Анна Малыхина.



эта публикация со страницы

Ленина Наталия Леонидовна

даты жизни: 29.08.1916 г. - 25.12.1990 г.



тех. поддержка проекта:
treef.ru@mail.ru

© TreeF.ru 2009 - 2020